Shadecat
Место для красивой цитаты~
Ох... этот короткий рассказик дался мне весьма тяжело. Даркфик все же. Под конец(или же середину?) пришлось просить Най помочь. Так что она отыгрывала для меня преследователя-мучителя. Очень ей благодарна, ибо совсем не успевала(домашку сдала за двадцать минут до полуночи и едва не превратилась в тыкву), а ведь ей нужно было на следующий день рано вставать и из-за меня она не выспалась Т-Т

Дикая охота
Автор: ShadeCat
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Джен, Даркфик, Ужасы, Мифические существа
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие
Размер: Мини, 3 страницы
Статус: закончен

Лес, лес, лес, лес. Кажется, что ему нет конца.
В темноте ей едва удается рассмотреть дорогу. Собственное бешеное сердцебиение, отдающееся в ушах — глушит, а горло саднит от давно сбившегося дыхания. Босые ноги невыносимо болят, стертые в кровь от бега. Она прижимается телом к коре дерева, обхватывая его вспотевшими ладонями, чтобы устоять. Хочется просто упасть на колени и…
Но нельзя. Нужно продолжать бежать дальше. Спасаться. Выход есть, определенно, она в этом уверена, просто нельзя останавливаться.
Двигаться тяжело, мышцы ноют с непривычки, деревенея, но страх гонит дальше. Он душит, отупляет, не позволяя связно мыслить, отдавая лишь на волю инстинктам, что ведут куда-то вперед. В неизвестность. Не оглядываясь.
Ветви болезненно бьют по лицу и плечам, раздирая кожу, но сейчас это не имеет для девушки никакого значения. Лишь бы избавиться от преследования, лишь бы перестать быть жертвой на этой дикой охоте…
С трудом переставляя ноги, она пытается понять, как же оказалась в этой ситуации. Ведь они с друзьями просто хотели отметить этот праздник на природе. Посидеть у костра, попугать друг друга страшными историями. Это казалось такой хорошей идеей! Вот только обернулось кошмаром…
Истерика комом застыла в горле, заставляя содрогаться, стоило ей только вспомнить трупы друзей в неестественных позах, растерзанных, с застывшим ужасом в глазах, а от отравительного запаха крови ее тогда вырвало несколько раз. Потом пришел Он…
Оглядываясь назад, девушка в тысячный раз жалела, что не пошла, собирать сладости вместе с младшей сестрой, как всегда делала и прежде. Нет, ей хотелось чего-то новенького, более живого, чтоб адреналин кипел в крови! Что ж, со своими желаниями нужно быть осторожными, ведь судьба вечно извращает их на свой лад.
Эта мысль заставила ее нервно хихикнуть, а потом сжаться от ужаса, вслушиваясь в тишину. Лай гончих она услышала не сразу, да и решила сначала, что ей могло померещиться, но тот усиливался с каждой секундой, приближаясь. Дикий животный страх заволок сознание, заставив бездумно сорваться с места, спотыкаясь, и вновь нестись, куда глаза глядят. Ведь если они ее догонят — разорвут на части.
Просвет между деревьями появился внезапно, заставив девушку захлебнуться от радости. Не веря собственной удачи, она понеслась к нему со всех ног, отдавая все последние силы бегу. Доселе она не верила ни в бога, ни в прочие высшие силы, но сейчас была готова благодарить все что угодно за этот шанс. Хотелось выжить любой ценой!
Вот только там ее ждала отнюдь не свобода.
Ворвавшись на поляну, девушка упала на колени, оперевшись на локти. Однако стоило ей поднять голову и увидеть того человека, как кровь в жилах словно заледенела. Нет, он не был человеком, она чувствовала всю его ирреальность. Она читала о таком, примерно представляла, кем он может быть, но никогда не думала, что они с друзьями столкнуться с чем-то подобным по-настоящему.
Дикая охота.
Ей хотелось разрыдаться от обиды. Почему-то в голове все это время была мысль, что если она выберется из леса до того, как ее догонят, то все закончиться. Ее отпустят. Вот только глядя на него, медленно приближающегося с оружием в руке, девушка, наконец, осознала, что это не так. Все это время с ней просто игрались, направляли, куда им хотелось, загоняли в ловушку, словно дичь. И вот сейчас для нее начнется настоящий кошмар.
— Люди, — глухо и очень спокойно проговорил преследователь, приближаясь, — цепляетесь за жизнь, даже признав ее никчемность. Призываете страх, щекоча нервы, лишь чтобы было от чего бежать…
В конце фразы голос перешел в сиплое шипение с присвистом и охотник остановился, не дойдя до нее какого-то шага, чтобы позволить гончим окружить обоих.
— Нож или зубы, женщина, ты еще в состоянии это решить?
— Что? — хрипло вырвалось у девушки.
Она оттолкнулась от земли, попытавшись подняться, но только неуклюже завалилась назад, не отводя взгляда от его лица. Было страшно, горько, невыносимо. Она не понимала его, и чего хотят от нее.
— Боишься! — в голосе прорезалась первая почти человеческая эмоция — сдержанное одобрение. — Некрасива, не девственна, но боишься неплохо… И можешь сильнее!
Одним движением вздернув ее вверх за ворот, он швырнул свою жертву о дерево и ласкающим движением огладил слишком широкое лезвие длинного ножа с крюком на спинке, выбирая цель. Ледяная рука сомкнулась на горле девчонки, словно нечто неодушевленное и не подчиняющееся непосредственно чьей-то воле.
— Бойся! — визгливым воем ветра в трубе хлестнул приказ, одновременно с входящим в живот ножом. — Сильнее!
На обратном движении раздался короткий хруст — в выемке крюка на лезвии наружу вышло выломанное ребро. Девушка даже не знала, что способна так громко и долго кричать. Никогда прежде ей не приходилось испытывать такую сильную боль. И истерика, которую она сдерживала все это время, накрыла с головой, заставляя рыдать и пытаться вырваться, впившись ногтями в чужую холодную руку, расцарапывая ее и пытаясь расцепить пальцы на горле. Конечно, все потуги освободиться были тщетны, охотник даже не пытался пресечь их, вместо того прильнув к бьющейся жертве всем телом, словно греясь или, скорее, забирая ее тепло. Огромные белые глаза, с расширенными щелевидными зрачками, будто и вовсе без радужки, закатились, словно в экстазе или на грани обморока.
— Бойся, бойся… — продолжал шептать он, беспорядочно рассекая ее кожу руки и бедра легкими, словно игривыми движениями.
Девушка всхлипнула, прикрыв глаза и откидывая голову назад. Боль не прекращалась, продолжая нарастать и это было столь невыносимо. Она была готова на что угодно, чтобы все прекратилось. У нее просто уже не было сил терпеть дальше.
— Ну, пожалуйста, — прохныкала она, давясь слезами.
Коротко фыркнув, мучитель разочаровано отстранился от прекратившей сопротивление жертвы.
— И все? — зло прошипел он, вспарывая кожу на шее уже просто ногтями. — Это все? Все на что ты способна, жалкая тварь?
На пробу он снова вогнал нож, теперь уже выше, чтобы наверняка достать легкое, и вырвал еще одно ребро. Из горла девушки снова сорвался дикий крик, а рот начал наполняться кровью. В глазах на секунду потемнело, но сознание быстро вернулось от нового приступа боли. Почему-то стало как-то удивительно спокойно, охватило странное равнодушие. Возможно, она просто устала сотрясаться от страха и боли, как и ощущать себя столь никчемно беспомощной.
Закашлявшись, девушка посмотрела в лицо своему кошмару. Долго смотрела, не отрываясь. А потом ее губы изогнулись в кривой усмешке и она хрипло засмеялась.
— Будь ты проклят, мразь!
В ответ раздался торжествующий воющий хохот, и охотник снова прильнул к ней всем телом и шипяще выдохнул в ухо.
— Уже… Уже, женщина, хочешь тоже?
Где-то в стороне раздался глуховатый вибрирующий звук, на который тут же ворчанием отозвались из темноты гончие, а он опять отстранился и, чуть нахмурившись, замер, прислушиваясь.
Девушка устало наблюдала, ожидая, что же будет дальше. Хотя вряд ли это существо смогло бы удивить чем-то еще. Свой финал она знала. Давно. И сейчас даже как-то смирилась с этим. Хотя прежняя она неприметно попыталась бы сделать хоть что-нибудь еще, чтобы выбраться, выжить или хотя бы отомстить. Если бы только можно было зацепить напоследок и его…
Однако охотник уже потерял интерес к своей жертве, как ребенок отбрасывает сломанную игрушку, и собаки подобрались ближе, нетерпеливо взрыкивая, тыкаясь узкими мордами в ноги и отскакивая вновь.
— Сейчас, — снова глухо и равнодушно, как в самом начале бросил им хозяин, вслушиваясь в лесную тишину, и, уже разворачиваясь, уходя, небрежно вскинул руку и вырвал девушке горло.

@темы: учеба, творчество